Серафимовский Храм в городе ЮбилейномОПТИНА  ПУСТЫНЬ
Гефсиманский сад
22 мая 2014 г.    версия для печати

Начало апреля… Великий пост… Из шумной круговерти заснеженной Москвы в Иерусалим… То, что называется «отдохнуть душой»…

Вот он – Великий город Ершалаим и… Увы, суматошный мир одинаков везде. Навязчивые продавцы сувениров всех религий и конфессий, громкие подростки, перекидывающие мяч у стен Старого города,  потоки машин мимо легендарной горы Сион, улыбающиеся солдаты – совсем мальчики и девочки - с автоматами… Может быть только чинные иудеи-ортодоксы задумываются здесь о вечном, хотя, кажется, и они спешат просто по делам.

Церкви, синагоги, мечети… От названий мест захватывает дух, но несёт вперёд толпа разноголосых туристов - суета сует!

Через Кедронскую долину (лавируя между сотнями машин и туристических автобусов) к подножью Масличной горы… Высокий забор с узким проёмом  ворот, в которые можно войти только через строй вездесущих торговцев. Людской поток, обтекая металлическую ограду маленького сада, заносит в новый (по меркам этой древней земли просто юный – ему меньше 100 лет) католический храм с двенадцатью куполами – церковь Всех наций (или как её называют францисканцы - Базилика Агонии Господней). Полумрак из-за тёмно-фиолетовых и синих витражей, символизирующий ЕГО последнюю ночь перед арестом (всё заранее прочитано ещё в Москве). Вот он камень «Моления о Чаше», хочется дотянуться через сотни протянутых рук, прикоснуться… Но вдруг голос по-русски «Это Он чего, вина просил…»  (А мы то уверены, что все мы православные…) Господи! Прости наше невежество!

И снова с толпой к решётке сада. Взгляд за забор - красиво, ухожено, цветут весёлые розы,  герани, лаванда… И вдруг глаза выхватывают ветку на одной из «тех самых» двухтысячелетних оливах… А она  вся в маленьких хрупких кисточках с трогательными шариками… Да она же зацветает! Почему-то неожиданные слёзы заволакивают глаза… Видишь только их – пробуждающихся живых свидетелей того Великого горя и Великого чуда… И только теперь краешком сознания начинаешь понимать где ты, окидывая взглядом и могилы Кедронской долины, и Золотые ворота, и весь Ершалаим…

Больше в тот день никуда не хотелось… Всё потом - чтобы по-другому воспринять. Будучи в толпе, всё-таки уединиться, и в этом уединении поклониться, помолиться, попросить прощения за всё…

Иерусалим… Призови нас ещё, но не «отдохнуть душой», а «поработать»… Может быть тогда, расцветут и наши души…

Древние оливы Гефсиманского сада

Подготовила материал Е. Моторова