Серафимовский Храм в городе ЮбилейномБлаговещение
12 июля - память апостолов Петра и Павла
12 июля 2011 г.    версия для печати

ТРЕТЬЕ НЕБО

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Чтобы стать христианином, достаточно захотеть этого и принять от священника таинство крещения. Чтобы стать священником, достаточно захотеть этого и принять от епископа таинство рукоположения. Чтобы стать апостолом, совершенно недостаточно собственного желания, пресвитерской молитвы или даже воли архиерея. Только призвание Самим Христом, только Его благой выбор и всемогущая Воля властны наделить простого и грешного человека качествами чрезвычайными, такими, которые могут сделать его способным выполнить задание Господа: «...и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Каково это – быть камнем в основании Церкви! Тем, на ком держится Её мощь, которую не в состоянии одолеть все силы зла и все враги Бога и Божьего дела в мире!
Сопротивляться этой Воле и этому выбору – бессмысленно. «Трудно идти против рожна» (Деян. 9, 5), как сказал об этом Господь тому, кого избрал Своим апостолом, то есть посланником, несущим в сиротствующий мир Благую Весть о спасении. Трудно, потому что, когда Бог зовёт так, как Он позвал апостолов, остаётся только одно: не задумываясь о последствиях, оставить всё, что имеешь, «дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия» (Лк. 18, 29).
И они услышали этот зов Божий! Они оставили всё, что связывало их с прежней жизнью, они решительно и бесповоротно отказались от прошлого и даже от имён своих. Так искушённый в науках Савл из Тарса стал Павлом – апостолом и просветителем язычников. Так простой и некнижный галилейский рыбак Симон был наречён Иисусом «Кифа», что по-гречески значит «камень», или Пётр, разумея под этим то основание, то начало, на котором будет утверждена вечная и неколебимая Твердыня Церкви, такое богочеловеческое установление, которое не рухнет, не погибнет, не истлеет никогда, «хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13, 8).
Ни призванный первым Андрей (Мф. 4, 18), ни любимый ученик Иоанн (Ин. 13, 23), ни верный и решительный Фома, готовый умереть вместе со своим Учителем (Ин. 11, 16), – никто из них не удостоился именоваться Первоверховным апостолом. Этого звания Церковь удостоила того, кто «более всех их потрудился» (1 Кор. 15, 10), и того, кто «возлюбил много» (Лк. 7, 47), – их, святых славных и всехвальных апостолов Петра и Павла, чью память мы благоговейно чтим ныне.
За что же им такая честь сегодня? За то ли, что по слову первозванного Петра к Церкви присоединилось три тысячи язычников (Деян. 2, 41), а новообращённый Павел в течение десятков лет ездил повсюду, свидетельствуя в еврейских синагогах Сирии, Малой Азии, Греции и Италии о пришедшем Мессии, проповедуя о Едином Боге в центральных местах языческого мира, в Ефесе, Коринфе, Афинах и Риме, перед поклонниками Юпитера и Венеры? Конечно, за все эти подвиги Церковь чтит своих ревностных слуг и апостолов, но, как заметил в сегодняшнем Послании к Коринфянам сам Павел: «Если должно мне хвалиться, то буду хвалиться немощью моею» (2 Кор. 11, 30).
Нам известно, как проявлялась эта немощь. Мы ничего не ведаем о том, как предал своего Учителя Фома или Матфей, зато хорошо помним, что случилось перед тем, как трижды прокричал петух, с апостолом Петром. Мы не знаем, как и насколько усердствовали в своём иудейском прошлом Филипп и Варфоломей, однако слышали слова бывшего лютого врага христиан Савла Тарсянина: «...я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее, и преуспевал в Иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий» (Гал. 1, 13-14).
Мы знаем, из какой глубины «воззвали ко Господу» (Пс. 129, 1) своему эти двое! Известно нам и то, до каких высот сумели они подняться после безнадёжного, казалось бы, падения в бездну! «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю – в теле, или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12, 2-4) – это ведь апостол Павел о самом себе говорит, скрываясь за обезличивающим «знаю человека»!
После падения в грех, после предательства, после отступничества они не последовали смертным путём «сына погибели» (Ин. 17, 12), они не отчаялись, но, вспоминая слова своего Бога: «Тогда придите – и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю» (Ис. 1, 18), вспоминая это обетование прощения, они «подвизались до крови» (Евр. 12, 4) и за то обрели обещанное им Царство.
Это Царство обещано также и каждому из нас. И мы, грешные, «многократно и многообразно» предававшие своего Господа, впадая в многоразличные страсти и «попечения о плоти» (Рим. 13, 14), способны, Богу содействующу, достичь «третьего неба»! И для нас Христовой жертвой не замкнут навеки светлый рай! И наши уши могут услышать «глаголы неизреченные»! Если только сподобимся мы так заплакать о своей погибающей душе, как сделал это старый галилейский рыбак. Если сумеем, подобно Савлу из Тарса, пережив потрясающее душу приобщение Божественной благодати, потрудиться, «проповедуя Царствие Божие» (Деян. 20, 25). Аминь.

12 июля 2003 г.
Протоиерей Сергий Ганьковский